Статистика

Сообщение об ошибке

Deprecated function: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead в функции Pagination->getPager() (строка 183 в файле /home/lzwikyjn/zakon-online.com.ua/sites/all/modules/pagination/includes/Pagination.inc).
Loading

Вы здесь

Преамбула Конституции Украины

Преамбула

Преамбула Конституции Украины была принята на пятой сессии Верховной Рады Украины 28 июня 1996 г. При этом в тексте Конституции слова «Преамбула» нет.

Конституции современных государств традиционно открываются небольшой вступительной частью — преамбулой [от латинского слова praeambulus — идущий впереди, предшествующий]. Преамбула — это важнейшая составная часть основного закона страны, в которой, как правило, находят отражение исторические корни, нравственные и религиозные ценности народа, часто — цель и предназначение конституции.

Текст преамбулы

Верховная Рада Украины от имени Украинского народа — граждан Украины всех национальностей, выражая суверенную волю народа,

опираясь на многовековую историю украинского государственного строительства и на основе осуществленного украинской нацией, всем Украинским народом права на самоопределение,

проявляя заботу об обеспечении прав и свобод человека и достойных условий его жизни,

заботясь об укреплении гражданского согласия на земле Украины,

стремясь развивать и укреплять демократическое, социальное, правовое государство,

сознавая ответственность перед Богом, собственной совестью, предшествующими, нынешним и грядущими поколениями,

руководствуясь Актом провозглашения независимости Украины от 24 августа 1991 года, одобренным 1 декабря 1991 года всенародным голосованием,

принимает настоящую Конституцию — Основной Закон Украины.

Нередко начало некоторых конституций ограничивается лишь одной сакральной (священной) фразой, подчеркивающей неоспоримое верховенство религиозных ценностей для данного народа, как это имеет место, например, в Конституции Греции: «Во имя Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы», либо несколькими сакральными фразами, связанными между собой единым духовным началом, как в Конституции Ирландии: «Во имя Пресвятой Троицы, от которой исходят все власти и к которой как к нашей последней надежде должны быть направлены все действия человека и Государства, Мы, народ Эйре, смиренно признавая все наши обязанности перед нашим Священным Господином Иисусом Христом, который поддерживал наших отцов в столетиях испытаний... (выделено нами. — А.М.)».

Иные же основные законы, например, Конституция Итальянской Республики; Конституция Королевства Нидерландов; Конституция Великого Герцогства Люксембург; Конституция Мальтийской Республики; Конституция Швеции (Форма правления) вообще обошлись без использования института преамбулы.

Образно говоря, если статьи конституции составляют её букву, то преамбула воплощает дух основного закона государства. Без духовной сути любой основной закон страны останется мертвой буквой. Бывали времена, герои которых могли смело восклицать: «Собственностьвот дух законов». Вероятно, у каждой эпохи свой пафос и свой дух. Наша — настоятельно нуждается в реставрации античного представления о сути Права, под которым понималось искусство добра и справедливости.

Юридическая сила преамбулы конституции

Хотя сама преамбула не содержит непосредственно правил поведения, но она, несомненно, обладает юридической силой. С целью подчеркнуть этот факт французские законодатели, например, включили статью 1 Конституции Французской Республики непосредственно в состав её преамбулы. При этом в одном из своих решений Конституционный Совет Франции признал неконституционной формулу «народ Корсики» на том только основании, что в преамбуле указывался «народ Франции». Можно также привести пример и преамбулы Конституции Японии, в которой от имени народа императивно провозглашалось: «Мы отменяем все конституции, законы, указы и рескрипты, противоречащие настоящей Конституции». Приведённое, несомненно, свидетельствует о юридической силе непосредственно самой преамбулы основных законов. По этому поводу французский конституционалист, профессор Страсбургского университета Жан-Поль Жакке заметил: «Зададимся вопросом о юридической силе преамбул и деклараций прав. Идет ли в них речь о философских и программных элементах, которые должны направлять действия законодателя, не признавая при этом их принудительную силу, или о позитивном характере содержащихся в них правил, которые должны соблюдаться публичными властями? Существование конституционного контроля за законами в современных демократиях дает ясный ответ на этот вопрос. Правила, содержащиеся в декларациях прав, принуждают законодателя их соблюдать; он не может их нарушить, поскольку иначе будет объявлен неконституционным закон, противоречащий этим декларациям».

Значение преамбулы

Значение преамбулы для применения конституции трудно переоценить, ибо именно она служит ключом для понимания и толкования практически всех норм основного закона. Обращение к преамбуле позволяет обеспечить наиболее эффективную защиту прав человека, поскольку любую норму конституции следует оценивать с высоты общечеловеческих ценностей, которые признаны и воплощены в её преамбуле.

Известный российский философ Владимир Сергеевич Соловьев (1853-1900) утверждал, что сущность права состоит в равновесии двух нравственных интересов: личной свободы и общего блага. Вот почему толкование конкретных норм конституции нередко становится возможным лишь с учётом тех национальных интересов народа (сочетание личной свободы каждого отдельного человека и общего блага всего народа), которые отражены в её преамбуле. Более того, при возникновении конкуренции между формальным содержанием конкретных норм и духовно-правовой сутью преамбулы основного закона последнее слово должно оставаться за преамбулой; в этом смысле правомерно говорить о некоем нравственно-правовом верховенстве преамбулы конституции над её нормами.

Роль народа

Содержание преамбулы Конституции обусловлено прежде всего многовековой трагической борьбой украинского народа за государственность, независимость и безопасность. Эти мотивы красной нитью проходят через всю конституционную историю Украины. По своему строению преамбула Конституции состоит из девяти абзацев и охватывает три блока взаимосвязанных между собой положений.

Во-первых, преамбула отразила учредительную роль Украинского народа, о которой впервые было упомянуто в Первом воззвании Украинской Центральной Рады от 9 марта 1917 г. Тем самым, на высочайшем правовом уровне было провозглашено: народучредитель правового государства (см. комментарий к статье 5). Знаменитый американский просветитель Томас Пейн (1737-1809) как-то заметил: «Конституция некоей страны есть акт не государства, а народа». Наиболее красноречиво это положение нашло своё выражение в Преамбуле Конституции Алжира, которая гласит: «Одобряя эту Конституцию, творчество собственного гения, отражение своих чаяний, плод своего выбора, продукт широких социальных изменений, народ как никогда торжественно идёт к идеалу правового государства».

Действительно, конституция — это собственность народа, подлежащая безусловной защите с его стороны на основе естественного права. Отсюда следует, что и само принятие конституции должно быть актом суверенной воли народа, а это, в свою очередь, позволяет утверждать, что подлинным творцом конституции в правовых государствах является все же не абстрактный законодатель, а конкретный народ-суверен. Так, на роль народа как источника Права обращает внимание статья 1 Федерального конституционного закона (именуемого также Конституцией Австрии), в которой установлено, что «Австрия является демократической республикой. Ее право исходит от народа».

Правда, некоторые страны источник своего законодательства усматривают в религиозной субстанции. Например, в статье 3 Конституции Йеменской Республики указано: «Шариат является главным источником законодательства», в статье 2 Конституции Арабской Республики Египет отражено: «Основой законодательства являются положения мусульманского права — шариата».

В соответствии с Декларацией о государственном суверенитете Украины от 16 июля 1990 г. Конституция принята Верховной Радой Украины от имени Украинского народа. Вместе с тем необходимо отметить, что ещё только в преамбуле Конституции Республики Молдова отражён факт её принятия от имени народа: «Мы, полномочные представители народа Республики Молдова, депутаты Парламента... принимаем Конституцию...». В преамбулах же конституций всех остальных республик бывшего СССР отражена учредительная роль непосредственно самих народов. Так, например, эти преамбулы начинаются словами: «Азербайджанский народ...», «Армянский народ...», «Мы, народ Республики Беларусь (Беларуси)...», «Граждане Грузии...», «Мы, народ Казахстана...», «Мы, многонациональный народ Российской Федерации...», «Мы, народ Таджикистана...», «Народ Узбекистана...», «Литовский народ...», «Народ Эстонии...».

Традиция отражения роли народа в принятии основного закона своей страны была заложена самой «старой» из писаных конституций (не считая хартий средневековых городов: см. комментарий к статье 7) — Конституцией Соединенных Штатов Америки, которая начиналась словами: «Мы, народ Соединенных Штатов,... учреждаем и принимаем эту Конституцию для Соединенных Штатов Америки».

Как известно, не всякая конституция, принятая вполне законным путём, отличается в такой же мере легитимностью. Различие между первым и вторым отметил французский правовед Жан-Поль Жакке: «Разумеется, отсутствует абсолютная адекватность между законностью и легитимностью. Законность является юридической концепцией, тогда как легитимность — это политический сантимент. Следовательно, возможно, что какое-либо законное правительство теряет свою легитимность, поскольку граждане более не являются сторонниками концепции власти, которую отражает конституция. Такое, в частности, наблюдается в революционные периоды. В равной мере может случиться, что какое-либо правительство, действующее незаконно, сохраняет народную поддержку и, следовательно, пользуется легитимностью. Однако вне этих исключительных ситуаций законность позволяет избежать расследований в отношении легитимности». Таким образом, отсутствие акта принятия конституции народом, заставляет сомневаться в её легитимности. При этом, одновременно, может ничуть не подвергаться сомнению её законность.

Понятие народа

В комментируемой части преамбулы раскрывается юридическое содержание исходного понятия Конституции — «Украинский народ», под которым понимается совокупность всех граждан Украины независимо от их национальной принадлежности и места жительства.

В отечественном государствоведении понятие «народ» традиционно применяется в двух значениях: этнографическом и юридическом. «Народ» в этнографическом смысле понимается как совокупность людей, связанных естественным происхождением и духовным единством. При этом внешним признаком такого сообщества выступает общий язык. Народ в подобном понимании может и не включаться в государственный союз, поскольку может входить в состав разных государств. История знает прецеденты, когда некоторые народы были лишены возможности создать свое государство. Такие сообщества именуются безгосударственным народом. Отсюда представляется, что определение понятия «народ» через категорию гражданства противоречит доктрине естественного права, приверженность которой недвусмысленно заявлена в настоящей преамбуле посредством признания права украинской нации, всего Украинского народа на самоопределение (по самой своей сути восходящего к естественному праву) и ответственности Верховной Рады Украины перед Богом (исключающей ответственность на основании позитивного права, которое в системе правовых категорий исторически противопоставляется естественному праву).

Понятие гражданства

Гражданство — это устойчивая правовая связь между людьми и определенным государством (см. комментарий к статье 4), т.е. гражданин и государство выступают в качестве однопорядковых и неотъемлемых друг от друга юридических понятий. Люди же, объединенные в народ, безусловно, предшествуют государству (следовательно, и институту гражданства) поскольку учреждают его, а в некоторых случаях и упраздняют. Выдающийся украинский историк Михаил Сергеевич Грушевский (1866-1934) отмечал, что «народ Украины составляют не только украинцы, а все народности, проживающие на её территории». Поэтому с позиции доктрины естественного права, разворачивающей свою систему категорий в такой последовательности: вначале человек, народ и гражданское общество, а уж затем гражданин, государство и законодательство, понятие «народ» не может раскрываться посредством понятия «гражданства». В этом отношении представляется более адекватной естественному праву законодательная конструкция, использованая в Преамбуле Конституции Южно-Африканской Республики от 8 мая 1996 г.: «Мы, народ Южной Африки... верим в то, что Южная Африка, объединённая в своём разнообразии, принадлежит тем, кто в ней живёт».

Естественное право

Поскольку естественное право является базовым понятием в системе категорий отечественного конституционализма, оно требует и своего рабочего определения. Это тем более необходимо, поскольку в юридической литературе нередко естественное право сводится лишь к естественным правам человека. Владимир Соловьев как-то отметил, что идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности. Это глубокое замечание вполне может лечь в основу определения естественного права. Под естественным правом в данном комментарии понимается совокупность прав человека, отдельных территориальных общин, наций и народов в целом, данных им от Бога (природы), а потому священных и неотчуждаемых от них в процессе их жизнедеятельности. В силу этого естественное право не зависит от законодательного признания или непризнания его конкретным государством.

Таким образом, естественное право человека, естественное право территориальной общины, естественное право нации, а также естественное право народа являются относительно автономными институтами единой системы естественного права (см. комментарий к статьям 3, 5, 7, 11).

Бог в Конституции Украины

Упоминание в преамбуле имени Божьего подкрепляет Конституцию авторитетом Творца, но никак не лишает Украину характера светского государства, под которым разумеется государство, характеризующееся двумя основными принципами: никакая религия в нём не может признаваться в качестве господствующей; церковь и государство не только отделены, но и не вправе вмешиваться в дела друг друга.

На светский характер нашего государства указывает часть 3 статьи 35 Конституции, хотя, на взгляд автора, это положение в соответствии с конституционной традицией должно было найти своё закрепление в разделе I Основного Закона, содержащем основы конституционного строя Украины (например, на светский характер государства обращает внимание статья 1 Конституции Французской Республики, статья 6 Конституции Азербайджанской Республики, статья 1 Конституции Республики Казахстан, статья 2 Конституции Турецкой Республики).

Антиподом светского выступает клерикальное государство, в котором соответствующая официальная церковь признается частью государственной организации, а господствующей (государственной) — одна религия. В качестве примеров можно привести: Конституцию Республики Исландия: «Евангелическо-лютеранская церковь является государственной церковью и как таковая пользуется поддержкой и покровительством государства» (статтья 62); Конституцию Мальтийской Республики: «(1) Религией Мальты является римская католическая апостольская религия. (2) Органы Римской

Католической Церкви обязаны и имеют право учить, какие принципы справедливы и какие ошибочны. (3) Религиозное учение римской католической апостольской веры должно преподаваться во всех государственных школах как часть обязательного образования» (статья 2); Конституцию Греции: «Господствующей в Греции религией является религия восточноправославной Церкви Христовой» (часть 1 статьи 3); Конституцию Королевства Дания: «Евангелическая лютеранская церковь является официальной церковью Дании и как таковая пользуется поддержкой государства» (пункт 1 части 1); Конституцию Княжества Монако: «Римско-католическая, апостольская религия является государственной религией» (статья 9); Конституцию Алжира: «Ислам является государственной религией» (статья 2).

Список примеров можно продолжить, упомянув в числе оных также теократическую монархию — Ватикан; Испанию; Парагвай (католичество); Великобританию (англиканство); Швецию, Норвегию, Исландию (лютеранство); Египет, Иорданию, Йемен, Иран, Марокко (ислам). Правда, имеются и другие случаи, когда религиозные учреждения отделены от государства, но в качестве традиционного при этом указывается одно вероисповедание. Например, в статье 13 Конституции Республики Болгария установлено: «2. Религиозные учреждения отделены от государства. 3. Традиционная религия в Республике Болгариявосточно-православное вероисповедание».

На эту тему смотрите также статью Бог как субъект украинского права.

Значение провозглашения независимости Украины

В преамбуле отражена и конституционно закреплена важнейшая веха в истории украинской государственности — принятие 24 августа 1991 г. Акта провозглашения независимости Украины, одобренного 1 декабря 1991 г. всенародным голосованием (референдумом). Учитывая юридическую значимость этого события, можно утверждать, что 1 декабря 1991 г. Украинским народом было учреждено государство Украина. Историческое и правовое значение этого судьбоносного действа подчеркнул в своих воспоминаниях активный участник и творец тех событий Леонид Кравчук, отметив, что «значение референдума трудно переоценить. Одобрение Акта провозглашения независимости Украины, безусловно, имело великое значение, однако в действительности независимой Украина стала лишь после 1 декабря. 24 августа независимость была провозглашена Верховной Радой, однако история знает случаи, когда парламентарии отменяли решения, принятые предшественниками. К тому же, хотя высший представительский орган имеет конституционное право выступать от имени народа, однако парламент не есть народ. 1 декабря за независимость проголосовал народ, который является единственным источником власти и воля которого является священной». Действительно, если до 1 декабря формально Украину не признала в качестве суверенной ни одна страна мира, то только на протяжении декабря месяца она получила признание со стороны более сорока государств. Поэтому в конституциях некоторых стран роль народа в учреждении национального государства находит своё непосредственное и прямое отражение. Так, в статье 2 Конституции Литовской Республики указано: «Литовское государство созидается Народом. Суверенитет принадлежит Народу».

Право на самоопределение

Во-вторых, в преамбуле установлено, что юридическим основанием возникновения Украины как независимого государства является право всего Украинского народа на самоопределение, о котором впервые в истории нашего отечества было заявлено ещё во Втором Универсале Украинской Центральной Рады. Принципы равноправия и самоопределения народов являются общепризнанными принципами международного права, нашедшими юридическое закрепление в статье 1 Устава ООН и Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г.

Согласно этим принципам все народы вправе свободно, без вмешательства извне, определять свой политический статус и осуществлять своё экономическое, социальное и культурное развитие. При этом каждое государство обязано уважать волю народа, выразившего желание реализовать такое право (например, на основании проведённого референдума в 1905 г. была расторгнута шведско-норвежская уния, вследствие чего Норвегия обрела независимость от Швеции). Создание своего суверенного и независимого государства, свободное присоединение к другому независимому государству (объединение с ним) либо установление любого иного политического статуса, свободно определяемого народом, являются способами осуществления этим народом права на самоопределение.

Цель Конституции

В-третьих, преамбула определяет стратегические цели принятия Конституции: обеспечение прав человека и достойных условий его жизни, укрепление гражданского согласия на земле Украины, развитие и укрепление демократического, социального и правового государства. Иными словами, многострадальный народ Украины ожидает от учреждённого им государства справедливости, без которой жизнь людей порой лишается подлинной ценности. Вместе с тем принцип справедливости, провозглашённый, но не подкреплённый силой государства, превратится в юридическую фикцию, т.е. неосуществлённую, иллюзорную идею, которая неминуемо приведёт к утрате народом чувства собственного достоинства и к формированию комплекса национальной неполноценности. Сила справедливости проявляется лишь тогда, когда справедливость обретает силу. Эту взаимозависимость в своё время подметил знаменитый французский учёный и философ Блез Паскаль (1623-1662), утверждавший, что справедливость без силыодна немощь, а сила без справедливоститиран. Необходимо, чтобы справедливое стало сильным, а силасправедливой. Поэтому обеспечение справедливости в жизни Украинского народа силой государства и освящение авторитетом Права является основной целью настоящей Конституции.

Значение преамбулы

Политическое и юридическое значение преамбулы конституции, если она отражает подлинные интересы народа, легче всего проследить на счастливой судьбе Декларации прав человека и гражданина (Франция, 1789 г.). Став подлинной энциклопедией прав человека, эта Декларация, пережив 16 конституций, и поныне является важнейшей частью действующего основного закона Франции, благодаря следующим бессмертным строкам: «Представители французского народа, образовав Национальное Собрание и полагая, что лишь невежество, забвение прав человека и пренебрежение к ним являются единственными причинами общественных бедствий и пороков правительства, приняли решение изложить в торжественной декларации естественные, неотъемлемые и священные права человека, чтобы такая декларация, неизменно пребывая перед взорами всех членов общественного союза, постоянно напоминала им их права и обязанности; чтобы действия законодательной и исполнительной власти при возможном сопоставлении в любой момент с целями каждого политического учреждения встречали большее уважение; чтобы притязания граждан, основанные отныне на простых и непререкаемых началах, устремлялись к соблюдению конституции и всеобщему благополучию».

Думается, что пророческие слова о том, что забвение прав человека и пренебрежение к ним являются единственными причинами общественных бедствий, являются по существу частью преамбулы и нашей Конституции в качестве её великого подразумеваемого.

Александр Мучник, юрист, президент Института демократии и прав человека

Рекомендовать: